лица занятость список персонажей магпотенциал
сюжет гостевая книга нужные персонажи faq
мир дж. роулинг • uk|usa

Лучший пост

Действительно, будучи в психиатрической больнице, удивляешься порой тому, какими делами можно заняться от скуки, когда попадаешь в нее не по призыву второго я, а так — между делом. Читать дальше

Лучший эпизод

активные игроки

список эпизодов

►Эпизод о2. Отработанный материал январь 1980; Отдел Тайн, Министерство Магии Великобритании - Robin Fitzpatrick
►Эпизод о3. Ловушка май 1926; США, Нью-Йорк - произвольно
►Эпизод о5. Аперитив май 1945; Великобритания, Лондон - Gunnhild Yaxley

нужные персонажи

Enigma

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Enigma » Незаконченные эпизоды » Эпизод №1. Вне времени


Эпизод №1. Вне времени

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s9.uploads.ru/t/gzmjR.gif

http://s3.uploads.ru/t/byQOd.gif

...в «бункер» проекта «Энигма» попадает неизвестный юноша, способный подвергнуть весь проект под сомнение.

Время: 2 мая'98|2 мая'26 - pg-13
Место: Великобритания, США, катакомбы Энигмы
Участники: Draco Malfoy, Robert Kleitman

http://s7.uploads.ru/t/Nboh6.gif

0

2

Древко изящной палочки крепко сжато в руке. Паника на йоту отступила, давая возможность оценить ситуацию трезво, с умом и прохладной расчётливостью. Россыпь заклинаний не летела в спину, а значит, Поттер всё-таки был увлечён своими очередными геройскими делами. Это давало шанс на ещё одну попытку одержать победу. Или на трусливый побег? Малфой скривился. До этого ползающий, словно полоз, на коленях в попытках найти палочку Нарциссы в груде хлама, он резко подскочил, гордо выпрямился, сунул находку в карман уже запылившихся брюк и огляделся по сторонам. «Где, чёрт дери, их носит?» Слуха коснулся пронзительный вопль Грегори, раскидывающего непростительные в разные стороны, только бы задеть хоть кого-нибудь из «Золотого трио». За ним последовал свирепый хрип рыжего нищеброда. Шаги. Нет, бег. На мгновение всё затихло. Малфой сделал пару шагов назад, к двери, судорожно, отчаянно разыскивая дождливым взглядом Грейнджер.

Он говорил им. Орал. Приказывал Гойлу пока не пускать в ход боевую, а уж тем более смертельную магию. Но кто его слушал теперь? Он ведь всего лишь неудачник, такой же гадкий, ничтожный, смрадный уж, как и его отец. Никак не габонская гадюка.

Его шаги ускорились. Он плутал в поворотах, осторожно выискивая. Кого? «Своих», что стали волками из другой стаи? Или «чужих»? Гриффиндорцев, среди которых была она, та, которую можно было попытаться забрать с собой. Укрыть, спрятать, защитить. Но было бы ли это для неё спасением. Да и не надо быть провидцем, чтобы знать: она ни за что не пошла бы за ним, бросив двух своих щенят. Что он хотел сказать тем или другим – он не знал. Но уносить ноги сейчас равносильно сравнять собственноручно себя с канализационной, плещущейся в собственных страхах крысой.

Крик. Сумасбродный, какой-то писклявый. Ни с кем не спутать – Уизел. Драко обернулся на звук и застыл. Адское пламя змеиной пастью раскрылось в глубине коридора. На крохотный миг замерло, словно выбирая жертв для первого «перекуса». Первое поползновение огненной змеи – и вспыхнула школьная рухлядь. Слизеринец приоткрыл было рот, явно в надежде окликнуть хоть кого-нибудь, но слова застыли в горле чёрствым комом. Только глухое рычание подбитого, угодившего в ловушку зверя сорвалось с губ. Теперь точно единственным шансом спасти свою шкуру –  было бежать. Бежать, что есть мочи, наплевав на героизм, чувства, ненависть, долг, обещания и всё остальное, что могло только удержать здесь. Перед этим отыскать Грейнджер и убедиться, что троица героев точно выберется, они же всегда выручают друг друга. Дальше думать, как спастись самому. Ведь его некому было выручать. Теперь он один, сам по себе, плешивый шакал, поджимающий хвост. Страх обнял его за плечи разгорячёнными руками. Капля пота зябкой дорожкой поползла по загривку. Ноги сами понесли его к центру Выручай-комнаты. Нужен всего лишь взгляд. Глаза в глаза, её кивок, осведомляющий о том, что всё хорошо, что у них есть план, что она останется жива, что... «Пожалуйста, блять». Голос в голове жалостливо заскулил в продолжение мысли. Прекрати своё жалкое нытьё.

Бежал. Рыскал, всматривался, пытаясь разглядеть сквозь языки уже начавшего не на шутку бушевать пламени знакомые силуэты. Несколько поворотов, тщетных ругательств во весь голос, и вот они, наконец! Уизли, вытаскивающий мётлы из-под навалившегося на них мусора, растрёпанная – его – Грейнджер, замызганный Поттер. Уголок губ безотчётно дёрнулся в чём-то наподобие облегчённой улыбки. Хорошо, теперь – к выходу.

Тяжёлый рывок за плечо – это внезапно Блейз одёрнул замешкавшегося. Драко обернулся, только собираясь поинтересоваться наличием Гойла в их плане по побегу из этого седьмого круга Ада, но ответ уже предстал перед глазами на расстоянии метров пятнадцати. Грегори непринуждённо стряхивал огонь с кончика палочки, будто она всего-навсего измазалась в вязкой древесной смоле. – Тупоголовый ублюдок! – бросил свой гнев в морду Грегори и взмахом головы указал «за мной, если хочешь жить», не мешкая, рванув к выходу. Жар разлился по телу. Дыхание затруднялось с каждой секундой. Заветная дверь была всего в нескольких поворотах – Малфой помнил это точно, изучив комнату вдоль и поперёк ещё на шестом курсе. Задержаться перед следующим изгибом «коридора» лишь на мгновение, высунуться и невольно замереть от ужаса – змеиная пламенная голова раззявила рот, тело изогнулось, и вот он – бросок. Драко успел отскочить назад, отпихивая и сокурсников. В следующую секунду огонь объял вокруг всё: весь хлам, книги, парты, пополз голодным пожаром по полу, а главное – перекрыл все пути к отступлению. За спиной Гойл провыл что-то про херовых героев, из-за которых они сейчас все здесь подохнут, и такого же херового Малфоя. Но на огрызания, а тем более на то, чтобы вновь дать понять этой безмозглой шавке где её место не было времени. Забини, кажется, попытался исправить ситуацию с помощью Агуаменти, но хлипкий напор воды словно растворился в огне, вмиг уходя испариной и лишь усугубил положение: языки поползли стремительней. Будто рассвирепевшие звери, они ринулись к ногам афроамериканца – тот отпрыгнул, зашипев и дёрнув ногой, ботинок которой успело облизать пламя. Драко, судорожно дыша, огляделся – единственный завал оставался нетронутым обжигающей стихией, и ноги сами понесли к нему. Жажда жизни. Он карабкался вверх, цепляясь, соскальзывая, крепко хватаясь вновь. Вопрос о том, что делать дальше отпал как-то сам собой, целью стояло продлить свое жалкое существование хотя бы ещё на одну минуту, но не пасть пеплом по какой-то глупой ошибке необразованной обезьяны в лице Гойла. До вершины оставалось немного. Блейз не отставал, но Грегори – тяжёлый неповоротливый тюфяк – ругнулся где-то внизу. Малфой рефлекторно кинул взгляд вниз, оценивая свои возможности помочь. Рука пыхтящего сокурсника ненадёжно вцепилась в торчащий из пирамиды захламлений стул. Тело, словно уже бьющееся в агонии, в последний раз поднатужилось в попытке подтянуться выше и – короткий треск – сорвалось вниз. Краткое подобие крика, полный ужаса взгляд, и Грегори исчез в раскрывшейся вмиг пасти живого огня.

Боль. Гадкая, неуместная – это всего лишь Гойл – но пронзившая нутро тупыми наконечниками сотни раскалённых стрел. Драко сглотнул, несколько секунд не отводя взгляда от места падения «некогда друга». Это ждало и блондина, сколько ещё оставалось дышать этим искрящимся воздухом – минута, две? Финальным рывком Малфой добрался до вершины завала, обречённо и несколько растерянно глянул на Блейза. Удивительно, как в его глазах всё ещё оставалось то самое присущее только ему спокойствие, безразличие и хладнокровность. Забини даже не посмотрел в ответ: его взор был прикован к трём крохотным, отдаляющимся силуэтам. Отличная находка, Уизли, ничего не скажешь, мётлы вам оказались как раз кстати, не так ли.

Душно. Обжигающе. Тошнотворно. Воздух режет глаза. Фокус замыливается от подступающих слёз, что вызывает пламя своим нестерпимым жаром. Малфой следил за гриффиндорцами, не позволяя себе не то, чтобы закрыть глаза и протереть их, сбавив зуд, даже моргнуть. Тройка героев решительно развернулась и спустя миг уже пронеслась над головами слизеринцев. Не важно, кто инициировал этот широкий жест помощи – они – мать вашу – вернулись. Какое благородство. Драко волнительно проводил Поттера, идущего впереди всех, на повторный круг почёта и приготовился. Воздух над головой рассекло от скорости, пальцы мальчика-который-ещё-не-сдох коснулись вытянутой руки Пожирателя, но не успели схватиться. «Да давай же, дракл тебя дери!» Он поймал тревожно-сердитый взгляд тёмно-карих. Даже сейчас она глянула «типично по-грейнджеровски», проносясь в хвосте, прикрывая.

Три секунды. Две. Одна. Поттер схватил на этот раз гораздо крепче, и на одно мгновение показалось, что в ноздри ударил прохладный запах спасения. Всего лишь иллюзия, подарившая в считанные два вдоха столько надежд. Рука, влажная, вспотевшая от удушающего пожара, выскользнула из гриффиндорской хватки. Малфой моментально, повинуясь рефлексии, закрыл глаза. Падение. Словно во сне: медленное, завораживающее своим предсмертием, мягко укрывающее крышкой гроба, тихими стонами гвоздей вбивающееся в древесину. И окутывающее адской болью ожога. Хватит, конец.

Внутренности свернуло. Перекорёжило все органы, согнув пополам, разогнув, пропустив через маггловскую мясорубку и слепив из фарша всё обратно, только не расставив по нужным местам. Дыхание перебило, возможность вбирать воздух в лёгкие пропала, словно они и так были забиты им донельзя. Звонкий, оглушающий хлопок. В ушах зазвенело, завизжало, затарабанило. Каждую мышцу будто свело судорогой. Рык боли безмолвно повис в пустоте. Спину жгло, но она явно соприкасалась с какой-то холодной поверхностью, что облегчала неприятные до одури ощущения. Драко нерешительно приоткрыл глаза. Зрение рассеивалось, туманная пелена застилала поверхность. Рука потянулась к карману, скользнула внутрь, длинные пальцы выудили палочку матери. Кажется, на ощупь цела. Сипло кашлянув, он сжал её с силой, пытаясь приподняться и осесть на полу. Кости ломило, а тело ослабло, поэтому первая попытка не увенчалась успехом – слизеринец мешком с костьми обвалился вновь на пол, тихо выругавшись. Неужели кто-то укротил Адский огонь? Тёмная магия, вряд ли кто-то из троицы знал контрзаклятие. Или Грейнджер – великая «летунья», ни разу, наверное, до этого метлу не седлавшая – слетала в библиотеку по-быстрому и проштудировала пару томов из запретной секции? Малфой усмехнулся. В принципе, это было бы в её стиле, даже похоже на правду. Попытка номер два – и с хрустом блондину удалось поднять себя в сидячее положение. Мутило, сильно. Голова кружилась похлеще, чем после пяти бутылок огневиски тогда, в компании Забини, Флинта и слизеринских принцесс. Кое-как Драко поднялся на ноги, опираясь о стену, всё ещё сжимая до побелевших костяшек палочку. Несколько секунд блондин стоял, опустив голову, мокрые пряди липли к лицу, лезли в глаза, но смахнуть их не было никаких сил. Мерлин, казалось, сейчас просто вывернет наизнанку. Глубокий вдох и внезапно поднявшийся из глубины нервный хохот. Он живой. Плевать, есть ли там ожоги, сломлены ли кости – это всё так мелочно, так легко поправимо. Главное – он всё ещё в этом мире. Не змей, чёртова саламандра, прогулявшаяся по огню и вышедшая, оскаленная, живой прямиком из адских пучин. Кто ещё так может, а? Кому так везло? Разве что Поттеру.

Надо было найти выход из комнаты. А дальше уже по ситуации. Драко огляделся. – Какого… – вопрос осел, так и не удостоившись чести быть озвученным до конца. Местность никак не походила на Выручай-комнату. Не походила на Хогвартс и вообще ни на что либо ещё, что Драко мог бы видеть в своей жизни и куда мог бы аппарировать – внезапное предположение закралось в голову, но так же быстро было отторгнуто. Он что, всё-таки умер, и это какое-то чистилище или что, чёрт возьми, может ещё происходить. По спине прошлись мурашки. Нерешительно, шатнувшись, Малфой сделал пару шагов вперёд по широкому коридору, но тут же прильнул обратно к стене, понимая, что долго он так шататься явно не сможет. Жилка на шее бешено пульсировала. Зрение никак не сосредотачивалось, теряя резкость, плавая, пятнами размазывая картинку.

Уловить движение краем глаза. Напрячься, мигом стараясь окрепнуть в предчувствии опасности. Прокрутить в уже не трясущихся пальцах палочку и развернуться всем телом к объекту движения. Кто-то явно был заинтересован его личностью, но Малфой, запечатывающий страх под семь замков внутри, уверенно выпрямился, выставляя палочку на готовность, гневно щуря глаза в попытке вернуть чёткую фокусированную картинку. «Только подойди, сволочь».

+1

3

[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/9a/a5/9-1535804708.jpg[/icon][nick]Robert Kleitman[/nick][status]оставайся, мальчик, с нами[/status]
-Махиндер! – громко произнес Роберт, и его бас гулом прошелся по большому залу, акустика которого оставляла желать лучшего. –Завязывай уже свою балду маслом натирать, вали сюда! – Клейтман прошел мимо натирающего «шлем для путешествий» Махиндера Патила, который собирался ступить на завершающий этап их проекта. Ему первому удалось отправиться в будущее, ему же это дело и заканчивать.
Роберт не был начальником индийского происхождения сквиба, его работой было организовывать работу магглов, чьи прожектора, аудиозаписывающие устройства были направлены на точку отсчета. Однако отсутствие формальной власти над непосредственным не_подчиненным Роберту никогда не мешало, он всем и всегда раздавал ценные указания, равных себе он признавать отказывался, существовало только его мнение и неправильное.
-Все должно было быть готово еще полчаса назад! – выпалил Роб, вновь обходя зал, несмотря на то, что это было уже не в первый раз, все равно определенное волнение обуревало мужчину, ты и так загнанный в клетку зверь в этом бункере, а сейчас ты еще и зверь, которому словно есть не давали на протяжении нескольких дней и вот-вот ты должен подстеречь свою добычу. –Крауч, Крам! Какого хрена вы там возитесь? Давайте уже сюда этот предмет! – позади послышалось недовольное бурчание еще одного сквиба и маггла, которые старательно создавали предмету необходимую форму. –И чему вас там, мать вашу, учили-то в архитектурном и аэрокосмическом… искусству, что ли? – удивление читается на лице Роберта, и какая-то скорбь в голосе, когда он берет в руки брошь, сделанную в виде птицы сойки-пересмешницы. –Агенты 007 - не меньше…
-Бижу, дуй сюда, ты нужна мне здесь. Кто ж тебя назвал-то так? Ах, да, родители, Филлипс тебе идет больше. Давай, стенографируй, значит…
***
-Добрый вечер, Роберт, - я лениво открываю глаза, притворяясь, будто только что проснулся, и меня ни капли не волнует происходящее.
-Что-то случилось? – протягивая я, словно меня потревожили в самый сладкий сон младенца.
-Может, уже пора перестать поясничать? Когда ты начнешь сотрудничать?
-А когда Вы перестанете носить «мини»? – спаясничал я на фразу Голдштейн, той самой «медсестры».
-Очень смешно. Очередной пустой разговор. Нам бы хотелось прекратить морить тебя голодом, Роберт.
-Так прекратите, это очень легко. Просто дайте человеку еды. Или вы слишком умны для этого действия?
-Ты же прекрасно понимаешь, что надо мной также стоит руководитель, и я не могу пойти против него, тем более, также существует совет и…
-Я эти сказки уже слышал.
-…и нам важно, чтобы ты помогал в этом проекте, Роберт. Ты и так уже знаешь куда больше, чем остальные здесь присутствующие, твое любопытство и упрямство побеждает многих руководителей, это хорошо известно и тебе, и мне. Давай поступим иначе – чего ты хочешь?
-Я уже говорил.
-В руководстве тебе было отказано не без причины, ты не знаешь этих людей, и, опять же, некоторые вещи тебе все же недоступны, как ты будешь направлять людей, когда не знаешь всех тонкостей?
-А как вы, волшебники, собираетесь работать вместе с нами, когда у вас нет ни капли доверия к таким, как мы? Мы ничем не хуже вас, хоть вы и отказываетесь это признавать. Мы лечим такие болезни, которые вам и не снились, и названий вы их не знаете. Мы знаем анатомию человека, анатомию той оболочки, которая есть у каждого из нас, и если эта оболочка не наполнена магией, это не означает, что это чем-то отличает нас от вас. В которой раз я говорю Вам, Марго, в который раз пытаюсь донести, что люди не будут слушать вас, волшебников, пока с их стороны не появится лидер, который станет доверять вам, и передаст это доверие своим людям. Вы так и будете ходить вокруг да около, пока не останетесь без нашей помощи. А вы в ней нуждаетесь, как я также уже неоднократно понял.
-Все ясно. Я передам это руководству. Мы подумаем над твоими словами.
Меня никто не послушал. Следующие дни работы проходили под заклятием Империо. Империо не срабатывало, мышление при данном заклинании отсутствует, соответственно, никаких идей из нас выжать было невозможно, волшебники вновь пришли к тупику. Тупик длился недолго, директор дал добро на заклятие Круциатус. Я видел, как девушка не справилась с этими пытками, умерла от болевого шока. А ведь мы даже еще и не приступили к совместному труду и экспериментам.
***
-Ривера, запиши эти слова на лоб Махиндеру, он точно их забудет! Лесли, Ваш выход, - какой бы занозой в заднице Роберт не был, он все же почтительно относился хотя б к тем, кто близок к нему по возрасту, да и по мозгам; Лесли отличалась от большинства способностью рассуждать логично, холодно и отстраненно, потому она незаменимый член их команды, и ее заклинания на предмет перемещений всегда срабатывали, это было крайне важно, иначе бы никто не смог вернуться обратно. Роберт передал Кэрол брошь, листочек бумаги со словами, осталось только совместить, быстро и качественно. –Отлично, - спокойно произносит Роберт, забирая у Кэрол предмет обратно, одного прикосновения палочки хватает, она даже не утруждает себя произнести заклинание вслух – а зачем? У этой женщины была настолько сильная магия, что с ней и танки, и великие волшебники не сравнятся.
-Махиндер, мать твою за ногу, ты достал уже ныть о том, как важно отполировать балду до блеска, что ты без нее как без рук, что вообще жизни себе не представляешь; но ты, черт тебя дери, не байкер уличный, а сотрудник нехилой такой организации, очнись!.. – рявкаю я на возмущающегося Патила, который все продолжал натирать шлем, ладно бы просто гундел и натирал, но… -и прекрати уже петь!!! – честное божеское, черепушка была готова к взрыву от происходящего.
И кто сказал, что руководить – это просто? Тот полный придурок. Роберт был готов написать ему официальное обращение со всеми матерными словами этого мира, и, в принципе, еще подписи собрать у тех же, кто считал обратное. Это практически сделать двойную работу, что для него было совсем несвойственно. Да вот только подписались бы эти другие: Голдшейн и Грейвс как обычно трепались на галерке, наблюдая за всем процессом свысока. Чертовы волшебники, бесили, как никто другой. В основном в работе были только магглы и сквибы, они же, волшебники, считали, что это ниже их достоинства, тем более, это ниже достоинства чистокровных волшебников, марать свои руки о немагов. Да, Роберт успел наслушаться достаточно о взаимоотношениях магов и немагов, магов и сквибов. Достаточно настолько, чтобы самому невзлюбить волшебников. Им все давалось слишком легко. А все, что дается слишком легко, приравнивается к сыру в мышеловке, а бесплатный сыр там никогда не бывает, - так учил отец Роберта.
***
-Я полагаю, иначе мы не договоримся? – Голдштейн обратилась ко мне свысока, доставая белоснежный платок из рукава, чтобы вытереть каплю воды, упавшую на ее не менее белоснежное лицо.
-Нет, - бросил я ей ответ, без сил опираясь на каменную стену некоего подобия карцера, в которой отводили тех, кто отказывался сотрудничать, пытали и оставляли в кромешной темноте.
-И нам придется доверить тебе это руководство? Ты все еще полагаешь, что это разумно? Ты же знаешь, что вы останетесь такими же отбросами общества, как и были прежде, это ничего не изменит. Да, мы дадим тебе полный доступ в проект, да, ты сможешь повести за собой остальных, но это ничего не изменит. В этом проекте нет места немагам, Клейтман. Вы не сможете привести нас к прорыву, а если и затронете этот прорыв, то лишь частично, по сути из-за какой-то мелочи. Только волшебники способны привести нас к путешествиям в будущее.
-Посмотрим, - снова короткий ответ, во время которого я сплюнул на бетонный пол окровавленный зуб, и вновь посмотрел на Голдштейн.
Именно тогда я понял, что мешать друг другу мы будем еще очень и очень долго, компромисс в этой ситуации был практически невозможен. До одного прекрасного дня, спустя пять лет работы над этими путешествиями, благодаря (как бы не было это прискорбно признавать) Махиндеру, мне удалось создать машину, просчитывающую события, которые будут происходить в будущем. Нашим разведчиком подтверждалось это. Но, опять же, машина не работала без волшебника, для того, чтобы можно было соединить мои исследования по феномену сна и технику, необходима была связующая нить в виде волшебника, и это начинало работать. Чем сильнее был волшебник, тем дальше в будущее мы могли заглянуть. Благодаря сквибам, удивительно, но факт, мы могли заглянуть в прошлое, ровно на такой отрезок времени, сколько прожил этот человек. Работа над этой машиной дала нам понять, что работать стоит вместе, нельзя делить «достойных» и «недостойных», вложения каждого важны; однако некоторые из нас все же предпочли доминировать и лизать зад начальству, вместо того, чтобы вкладываться в эти прорывы.
***
-Биж… Тьфу, Филлипс, записываешь? Начинаем с 3, 2, 1… - пошел обратный отсчет, Махиндер наконец одел балду на свою балду и счастливо улыбался в камеру оператора, поднимая большие пальцы вверх, потом пританцовывал, а затем показывал всем знак «миру - мир». Как обычно, вся команда опустила головы, прикрывая от стыда глаза рукой, и только оператор Федор из России радостно снимал выходки Махиндера на память, подсказывая ему, что же нужно сделать еще.
-МАХИНДЕР!!! – после этой фразу индус наконец прекратил свои танцы, явно расстроился, что я его одернул, но все же поместился в телефонную будку, уже не так весело отсалютовал своей команде, сообщая, что он готов к отправлению.
–Только помни, Патил, ничего нельзя менять в этой истории. Ты просто летишь на разведку. Пожалуйста, давай завершим эту работу достойно, - я не всегда был уверен в том, что Махиндер меня вообще понимал, но когда к нему обращаешься серьезно, он всегда в ответ делает серьезное лицо, сурово кивает тебе, создает впечатление внимательности и сосредоточенности к твоим словам. Вроде бы это иногда даже успокаивает, в эти моменты ты вспоминаешь, что Махиндер Патил в первую очередь профессионал, только во вторую он немного сдвинутый на своих корнях индус.
-Сегодня, второго мая тысяча девятьсот двадцать года в семь часов двадцать восемь минут, из бункера проекта «Энигма», Махиндер Патил отправляется во второе мая тысяча девятьсот восемьдесят девятого года… - зачитывала стандартные слова Ривера, чтобы Бижу могла вести протокол состоявшегося события. –…обратно он должен вернутся не позднее суток, в этом ему способствует прикрепленная на одежду брошь в виде сойки-пересмешницы и слова, активирующие заклинания «Это Индия. Это страна, где надо всем властвует сердце. Долбаное человеческое сердце», - на этом моменте я покинул комнату путешествий, ибо уже не мог этого слушать. Из серьезного проекта они делают балаган. С одной стороны я их где-то поддерживаю, это позволяет не сходить с ума в этих стенах на протяжении долгих лет, с другой – мы все-таки гребанные, мать его, ученые, которым свойственна сухость в манере общения, а здесь просто какой-то цирк зачастую происходит. И этот рапорт мы положим директору на стол? Здесь явно не обойдется без еще одного «адекватного» путешествия.
***
-Пора переходить на эксперименты над людьми. Непосредственно.
-Рано, мы еще не готовы. Их может расщепить, как это происходит при вашей трансгрессии, неизвестно, чего они могут лишиться в этот момент, смогут ли выжить. Если у вас существуют какие-то настойки бадьяна или магия, то если туда отправить немага или сквиба, он просто не выживет.
-Роберт, ты же понимаешь, это не мое решение. Так готовит директор. Он удовлетворен рапортами о путешествиях горилл.
-Марго, будь благоразумна, нельзя отправлять туда людей, в последний раз у объекта не осталось печени, мгновенное путешествие, и он уж мертв.
-Пока мы не отправим туда человека, мы не можем точно утверждать, что это было именно путешествие. Мысли животных спутаны и прочитать их очень трудно. Нам нужно больше информации и как можно скорее.
-Скорее просто новости, чем благополучный результат? Я не стану отправлять туда людей. Это безумие.
-Что же, тогда эта операция пройдет под моим командованием.
-Нет, Марго. Тебя не станут слушать. Этим буду заниматься я.
Я понимал, что если у станка будет Голдштейн, нам не удастся как можно мягче переживать этот процесс перемещений. Она будет бросать туда одного за другим, словно это сырое мясо, которым надо перекормить животное до невероятных размеров. Она действительно работать на результат, не беспокоясь об объектах. Никакой человечности. Я хотя бы смогу растянуть эти моменты, по крайней мере, в мою смену погибнет не так много людей.
***
Комната пыток и допросов в дальнейшем стала моей любимой комнатой для принятия пищи. Я любил ее, ибо сейчас здесь никого не бывало, здесь постоянно царила тишина и не мешала думать. Никого не было слышно, даже природных звуков. Еще бы, чего я еще хотел, мы же глубоко под землей, какой здесь ветер или что-то еще…
Достаточно своеобразно пытались украсить это место волшебники передвигающимися картинами, к ним привыкнуть было по началу очень тяжело, но это быстро прошло (имеется в виду необходимость в привыкании), портреты быстро опустели, как только поняли, что делать им здесь совсем нечего, и здесь безумно скучно, поэтому висели там только пустые полотна. Только у Махиндера, кажется, в комнате стояли его любимые колдографии, с которыми он часто разговаривал.
И кто бы знал, что моя любимая комната внезапно заполнится диким воплем неизвестного белобрысого щенка, посмевшего потревожить меня за трапезой…
-Прекрати ты уже орать, парень, - негромко возмутился Роберт, переживший пляски и песни отправленного в будущее Махиндера Патила. Совсем не хотелось нарушать тишину воплями какого-то сопляка, отвлекаться от поедания наколдованного фаст-фуда, выпрошенного у Лесли. –Собственно, какого хрена ты тут делаешь? Тебя приняли в техперсонал? Так вот иди и драй эти чертовы полы, не мешай человеку принимать пищу, это, как минимум, некультурно, - Роберт хотел было развернутся от белобрысого подальше, но заметил, что тот попросту не может ориентироваться в темноте, и вообще, кажется, он сам не понимает, что он тут делает. Мало того, он не понимает, что он орет хлеще резаной свиньи.
-И что? Ты меня этим удивить хотел? Вы – волшебники – привыкли все брать силой и тыкать в людей деревяшками, вместо того, чтобы мозг включить, да вежливость проявить, безмозглые создания Бога нашего всевышнего, - снова возмутился Клейтман, убирая еду в сторону. –Оставим лирику, ты у нас кто будешь, принцесса?

+1

4

Слуха коснулся тихий низкий голос. Драко, сперва не улавливая смысла произносимого, округлил глаза и тут же сощурил их вновь, словно этот процесс, повторяясь, должен был помочь ему дёрнуть где-то внутри заклинивший рычажок механизма, отвечающего за работу зрения. И правда – помогало. Или просто юноша постепенно отходил от шока или произошедшей с ним аномалии? Разноцветные пятна перестали плясать перед ледяными глазами, картинка не моталась из стороны в сторону, дрожа, не уплывала, а объекты, наконец, начали принимать различимые формы. Слизеринец сглотнул ком и плотно, до скрежета, стиснул зубы. Во рту было до безумия сухо, горло царапали крохотные мантикоры. Ощущение, будто вмиг подступила простуда – лёгкий озноб вместе с мыслью о болезни тут же прошёлся по спине как рябь от всплеска по глади Чёрного озера, исчезая, не успев и толком проявиться. Или болит от того, что сорваны голосовые связки? Пальцы свободной руки сию секунду рефлекторно сомкнулись на горле, растирая, а парень вслед звучно кашлянул, на миг слегка согнувшись в пояснице, давая себе отдышаться и вновь вернуть бдительность, возводя глаза к нелицеприятному собеседнику.

Мужчина не внушал доверия. Да и как вообще может его внушать совершенно новое, незнакомое лицо, к тому же треплющееся явно не с положительными, позитивными нотками. Малфой мельком оббежал взглядом, стараясь подметить каждую мелочь и оценить размеры опасности, угрожающей собственной шкуре. На вид лет пятьдесят, точно не меньше, глубокие морщины, прорезающие лоб. Взгляд цепкий, наполненный, в нём нет страха и безумства, присущих сейчас взору слизеринца. Последний слегка склонил голову, будто это помогло бы рассмотреть детальнее, поджимая губы в тонкую полоску и крепче стискивая древко палочки похолодевшими пальцами. Волосы в некоем подобии лёгкого беспорядка, брови нахмурены, но вид довольно уставший. Или так кажется? Малфой едва ли успел пожалеть о том, что так и не успел хотя бы начать овладевать легилименцией, может, это сейчас сыграло бы на руку? Залезь он хоть на крошечное мгновение в эту голову с лёгкой проступающей сединой.

Вот блять!

Спустя секунду захотелось пить. Горло першило, что-то скребло внутри, мешая, заставляя чаще глотать вязкую слюну. Есть захотелось не меньше. Юноша кинул беглый взгляд на пищу, что с упоением до этого уплетал мужчина, и скривился от отвращения, хотя желудок, вероятно, был бы не против и такой трапезы, потому как ответно сжался и выстрадал болезненный импульс куда-то «под ложечку». Да что там: всё тело до сих пор изнывало. Как побитый джарви, Драко все ещё тяжело дышал и едва ли удостаивал мужчину напротив чести лицезреть блондина во весь рост: ноги подкашивались, рёбра до боли сжимала чья-то громадная рука. Молиться оставалось хотя бы о том, чтобы отпустила мигрень, иначе ещё чуть-чуть – и соображать адекватно и вообще реагировать на происходящее станет невыполнимой миссией.

– Вы – волшебники – привыкли всё брать силой… Драко заинтересованно изогнул бровь. Наконец привычная ухмылка вернулась к его бледным губам. Вот оно что у нас тут. Маггл. Тело и разум будто окутало приятной негой. Какое облегчение. Разве может этот дед, не наделенный ни каплей магических способностей, представлять хоть малейшую угрозу? «Пфф». Болезненный смешок, подавленный где-то ещё в грудной клетке. Быстрый взгляд на пустые портреты. Толика удивления – эта «магическая атрибутика» старому-то зачем? Или может он сквиб? И все родственнички, обитавшие в рамах, плюнули на него и ушли только потому, что позорно даже смотреть на такого с холста?

Всё это почти забавляло юношу, если бы не одно громоздкое бетонное «но»: он до сих пор не имел ни малейшего представления о своём местонахождении, и догадки одна за другой валом сыпались на платиновую голову, да так, что среди этого беспорядочного хаоса терялись даже самые благоразумные мысли. – Ты у нас кто будешь, принцесса? Острый взгляд снова метнулся к мужчине, прекратив изучать «подробности» помещения и всеобщей атрибутики. Драко вперился в него гневно, уцепившись за язвительное выражение. Механизм самоконтроля отменно давал сбои каждый грёбанный раз, когда самолюбие задевалось хоть мышиным хвостом. Хоть шерстинкой грязного Живоглота заучки Грейнджер. Да хоть чем угодно, не имеющим никакого веса, значения. Без разницы! Малфой готов был погружаться в бездны агрессии раз за разом, дыша ею, упиваясь, глотая и раздувая ноздри, будто дракон, в попытке вдохнуть ещё больше, ещё ненасытней. Вот и сейчас: виски запульсировали, кулак руки, свободной от палочки, сжался, короткие ногти впились в кожу ладони. Сдержанности простывал след.

Какое-то мгновение тишина била по барабанным перепонкам. Она была подозрительной, настораживающей. Такой, словно где-то за углом притаился громадный нунду. Поглотил в себя все звуки этой комнаты, изолировал, погрузил в гипнотическое молчание каждый предмет, каждую блоху, даже каждую пылинку. И вот-вот звериная пасть раскроется. Его тихое дыхание – и бьющиеся сердца умолкнут в унисон тоже. Малфой неторопливо сделал шаг. Затем ещё один, уже горделиво вздёргивая подбородок кверху. И третий – почти рывком – сокративший расстояние до вытянутой палочки. Левая рука взметнулась, резким махом сметая отставленную тарелку на пол. Правая крепче сомкнулась на палочке, что едва ли не упиралась в подбородок мужчины, находясь в нескольких дюймах. Брови нахмурены, плечи потрясываются от напряжения и вырвавшейся злобы. – Послушай сюда, старый кретин, – слова растянулись в типичную елейную нугу. – Сначала ты объяснишь мне, что это за место, и какого чёрта здесь происходит? – его сиплый голос едва заметно дрогнул, акцент был проставлен на местоимение. Здравый рассудок подсказывал, что необходимо быть более осторожным в беседах с незнакомцем, возможно даже вежливым. Но собственное раздутое эго, кричащее о превосходстве над магглами, закипающая ярость, невежество, растерянность и даже, наверное, животный страх никак не позволяли надеть маску миролюбивого юнца, готового облизывать пятки, лишь бы его не тронули и просто спокойно всё разъяснили. – Или, клянусь, я заставлю тебя говорить, – жалкая самооборона, попытка сбить спесь, не более. Малфой не готов был применять ни одно из непростительных. Наверное, никогда в жизни с его губ не слетело бы заклинание, замаравшее бы его и без того гадскую душонку в ещё большую грязь. Самовольно он ни за что не погрузил бы себя в ещё более кромешную, беспросветную тьму. Не из-за трусости – хотя и этот вариант допустим на какую-то толику. Из-за того, что «он не такой». Хоть и понял это совсем недавно, прожив всю свою короткую жизнь по совсем другим, навязанным правилам. – Отвечай, мать твою, – кончик палочки все-таки с нажимом упёрся под подбородок мужчины, глаза едва ли не налились кровью. Кажется, Драко ожидал испуга в ответ, но не подумал, что из них двоих, возможно, бояться стоило бы ему самому – может быть мужик не так прост? Как никак, для Малфоя подобные «существа» всё ещё оставались загадкой: курсы маггловедения проходили мимо его ушей, а в семейном кругу о «простых смертных», их способностях и жизнедеятельности никогда и не упоминалось.

0

5

[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/9a/a5/9-1535804708.jpg[/icon][nick]Robert Kleitman[/nick][status]оставайся, мальчик, с нами[/status]
-Какого хрена ты творишь, мальчик? - сказать, что Клейтман обалдел, значит ничего не сказать. Белобрысый парень, которого он никогда ранее не видел в стенах Энигмы, угрожает ему отломанной от дерева веткой. Нет, он прекрасно знал, что это была волшебная палочка, однако волшебников в здании можно было пересчитать по пальцам, и он тоже не был вхож в их число, раз уж не знакомы еще с Клейтманом, то это уже точно...
-Дай сюда, - физическая сила и непосредственная близость не позволяет среагировать новоиспеченному достаточно быстро. Кажется, он успевает выпустить одно заклинание в сторону Роберта, но оно попадает мимо, ибо тот уже весит над землей, сдерживаемый за шиворот Клейтманом. Тот спокойно, на расстоянии вытянутой руки (опять же, физические данные позволяют), не реагируя на беспомощные барахтанья белобрысого руками и ногами, забирает волшебную палочку у неизвестного. -Вот теперь можно и поговорить. Я повторюсь, слушай внимательно: ты кто у нас будешь, принцесса? - внешний вид и жалкие попытки вырваться забавляли Клейтмана, и он понял, что с выбором "клички" не ошибся.
В Энигме люди любят шататься по всяким местам, так они получают ощущение свободы, однако сейчас они были совершенно не вовремя, учитывая, что в одной руке Клейтман держал белобрысого, в другой волшебную палочки, а мозг его переключился на внезапные голоса в отдаленном коридоре; он неистово заскрипел зубами, издав то ли визг, то ли писк, когда все-таки одна нога барахтающегося волшебника достигла места назначения - причинного места Роберта. На долю секунды он ослабил хватку, и мальчишка вырвался на волю, явно желая получить помощи снаружи, ведь какой-то бугай только что его обидел.
-Стой, придурок! - снова сквозь зубы процедил Клейтман в надежде, что этот идиот сейчас споткнется и вырубиться хоть на пару секунд, чтобы он просто успел его перехватить. Чудо, но палочка в руках Клейтмана начала вибрировать, словно сама по себе она задала направление в сторону Малфоя, следом - выпуск определенной энергии. Мгновение, слышится громкий грохот в коридорах.
-Эй! Что происходит?! - на заднем фоне слышатся голоса, они идут в сторону изданного шума. Роберт оказывается там куда раньше них. Белобрысый лежит неподвижно, на лице застыл ужас, едва слышно, как он, кажется, кидает проклятье в сторону Клейтмана, однако слышно их действительно только едва. Мужчина понимает, что деть его куда-то прямо сейчас у него не получится, и надо было искать совершенно иной выход из положения, только вот - какой?
-Роберт, что ты делаешь? - задался вполне очевидным вопросом Крауч, наблюдая, как Роберт, успевший поднять и прислонить к стене белобрысого, снимает одежду с мальчишки. Выглядело это, прямо скажем, вызывающе и отвратительно. Увидев бы себя Клейтман со стороны он бы сам ужаснулся происходящему и шуточки бы в его сторону не прекратились.
-Ты в своем уме? Проверяю манекен на пригодность в работе! - сейчас бы сказать им, чтобы проваливали, однако опять же он будет выглядеть в их глазах не только латентным геем и педофилом, но и... -Спецзадание от Голдштейн, - удрученно опустив голову, пояснил Роберт, и как бы отвел глаза в сторону, словно ему самому стыдно за происходящее и не хотелось бы дальше углубляться в подробности. Ребятам было достаточно услышать одну только фамилию, как они с пониманием и ободряющими вздохами покинули его с белобрысым наедине. Благо, что им не хватило внимания отметить, что манекен этот был живым.
Тяжелый был, зараза, в этом состоянии заморозки белобрысый. Пришлось приложить усилия, чтобы дотащить его в свою комнату окольными путями. У всех членов проекта сейчас должен был быть обед, а самый короткий путь был через столовую, пришлось идти длинным путем. В это время уже стала проявляться речь, постольку-поскольку. Он хотя бы стал его слышать и кое-что различать, и веса у него немного поубавилось. Интересно, что же он такого с ним сделал?
-Откуда ты взялся и почему твоя волшебная палочка смогла выпустить заклинание в моих руках? Я - немаг, мальчик. Этого просто не может быть, это выходит за все грани научного объяснения. Если только ты сам что-то там не подкрутил. - Роберт начинал злиться. Он наконец стал анализировать произошедшее ранее, и что он, мать его, смог сделать. И тот факт, что он не может этого для себя самого объяснить его выводил из себя.
-И давай уже без глупостей. Здесь все знают друг друга в лицо, незнакомцев убивают, - естественно, он это преувеличил, но все-таки как-то надо было припугнуть принцессу, чтобы он прекратил свои попытки к бегству. Не убьют, но запрут его точно надолго и вряд ли выпустят целым и невредимым.

0


Вы здесь » Enigma » Незаконченные эпизоды » Эпизод №1. Вне времени


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC